Каким предстал печорин при первом знакомстве максиму максимычу

Образ Печорина в повести "Бэла" (по роману"Герой нашего времени" Лермонтова М.Ю.)

Облик его как поэта и человека всякий раз двоится при попытке разгадать его .. оговаривая, что «страсти не что иное, как идеи при первом своем развитии» [т. 6, с. .. и «добрый штабс-капитан» Максим Максимыч. С. И. Ермоленко. Сюжет — это попытка Печорина разгадать тайну, с которой каким-то. Образ Печорина в повести "Бэла" (по роману"Герой нашего времени" Лермонтова М.Ю.) Максим Максимыч здесь просто передает факты печоринской Однако у Максима Максимыча — «чудесная душа, золотое сердце», «каким-то При этом штабс-капитан не понимает мотивов его поведения. Каким предстал Григорий Александрович при первом знакомстве Максим Максимычу? 3. Почему Бэла привлекла внимание Печорина?.

Увидев, как Григорий Александрович к ней переменился, как Бэла страдает от его холодности, штабс-капитан пробует поговорить с. И Печорин пытается объяснить свое поведение.

Он говорит, что разлюбил Бэлу, что она оказалась неспособной излечить его от скуки. Максим Максимыч ничего не понимает из печоринского монолога. Для штабс-капитана Печорин — обычный столичный денди, Максиму Максимычу дико и странно слышать жалобы на жизнь от двадцатипятилетнего человека, жизнь которого вполне благополучна. Причины этого непонимания — в разнице мировосприятия героев, их духовных запросов, культурного уровня, характера.

Манеры штабс-капитана грубы и простоваты, он непритязателен в выборе знакомства. Так, штабс-капитан сразу же полюбил Бэлу, привязался к Печорину. Узнав о возможной встрече с ним, Максим Максимыч радуется, как ребенок. И это очень важно. Думается, Лермонтов не случайно акцентирует внимание читателей на том, что Максим Максимыч искренне привязан к Печорину.

Ведь в истории с Бэлой Григорий Александрович выглядит не слишком достойно. Тем самым писатель как бы уже здесь намекает, что в Печорине есть нечто подлинное, искреннее. После смерти черкешенки штабс-капитан пытается утешить Григория Александровича, но Печорин остается спокоен. Зачем Вадим старался приобрести любовь и доверенность молодых слуг? Умы предчувствовали переворот и волновались: Люди, когда страдают, обыкновенно покорны; но если раз им удалось сбросить ношу свою, то ягненок превращается в тигра: Русский народ, этот сторукий исполин, скорее перенесет жестокость и надменность своего повелителя, чем слабость его; он желает быть наказываем, но справедливо, он согласен служить — но хочет гордиться своим рабством, хочет поднимать голову, чтоб смотреть на своего господина, и простит в нем скорее излишество пороков, чем недостаток добродетелей!

В 18 столетии дворянство, потеряв уже прежнюю неограниченную власть свою и способы ее поддерживать — не умело переменить поведения: Дом Бориса Петровича стоял на берегу Суры, на высокой горе, кончающейся к реке обрывом глинистого цвета; кругом двора и вдоль по берегу построены избы, дымные, черные, наклоненные, вытягивающиеся в две линии по краям дороги, как нищие, кланяющиеся прохожим; по ту сторону реки видны в отдалении березовые рощи и еще далее лесистые холмы с чернеющимися елями, налево низкий берег, усыпанный кустарником, тянется гладкою покатостью — и далеко, далеко синеют холмы как волны.

Вокруг старинного дома обходит деревянная резной работы голодарейка, служащая вместо балкона; здесь, сидя за работой, Ольга часто забывала свое шитье и наблюдала синие странствующие воды и барки с белыми парусами и разноцветными флюгерями.

Там люди вольны, счастливы! Какая занимательная, полная жизнь, не правда ли?

Образ Печорина в повести "Бэла" (по роману"Герой нашего времени" Лермонтова М.Ю.)

Теперь она попала из одной крайности в другую: Кто идет ей навстречу. Такие речи иногда трогают женское сердце. Она прервала неприятное молчание: Друг твоего отца отрыл старинную тяжбу о землях и выиграл ее и отнял у него всё имение; я видал отца твоего перед кончиной; его седая голова неподвижная, сухая, подобная белому камню, остановила на мне пронзительный взор, где горела последняя искра жизни и ненависти… и мне она осталась в наследство; а его проклятие живо, живо и каждый год пускает новые отрасли, и каждый год всё более окружает своею тенью семейство злодея… я не знаю, каким образом всё это сделалось… но кто, ты думаешь, кто этот нежный друг?

Палицын был тот самый ложный друг, погубивший отца юной Ольги — и взявший к себе дочь, ребенка 3 лет, чтобы принудить к молчанию некоторых дворян, осуждавших его поступок; он воспитал ее как рабу, и хвалился своею благотворительностию; десять лет тому назад он играл ее кудрями, забавлялся ее ребячествами и теперь в мыслях готовил ее для постыдных удовольствий. Это было также мщение в своем роде… кто бы подумал!. Я сказал, что великие души понимают друг друга, потому-то Вадим смотрел на нее, без удивления, но с тайным восторгом.

Она схватила его за руку и повлекла в комнату, где хрустальная лампада горела перед образами, и луч ее сливался с лучом заходящего солнца на золотых окладах, усыпанных жемчугом и каменьями; — перед иконой богоматери упала Ольга на колени, спина и плечи ее отделяемы были бледнеющим светом зари от темных стен; а красноватый блеск дрожащей лампады озарял ее лицо, вдохновенное, прекрасное, слишком прекрасное для чувств, которые бунтовали в груди ее; Вадим не сводил глаз с этого неземного существа, как будто был счастлив.

Ольга сорвала с шеи богатое ожерелье и бросила его на землю. Она обернулась, встала… как будто не поняла… как будто ужаснулась… Руки ее опустились как руки умершей, и сомкнутые уста удерживали дыхание. Вадим взглянул на нее в последний раз, схватил себя за голову и вышел; и выходя остановился у двери… и в продолжение одной минуты он думал раздробить свою голову об косяк… но эта безумная мысль скоро пролетела… он вышел.

И без сил она упала на стул.

М.Ю.Лермонтов "Герой нашего времени" - Персональный сайт учителя русского языка и литературы

Он был враждебный Гений этого дома… Однажды, не знаю зачем, Палицын велел его позвать; искали горбача — не нашли. Так это и осталось. День был жаркий, серебряные облака тяжелели ежечасно; и синие, покрытые туманом, уже показывались на дальнем небосклоне; на берегу реки была развалившаяся баня, врытая в гору и обсаженная высокими кустами кудрявой рябины; около нее валялись груды кирпичей, между коими вырастала высокая трава и желтые цветы на длинных стебельках.

Тут сидел Вадим; один, облокотяся на свои колена и поддерживая голову обеими руками; он размышлял; тени рябиновых листьев рисовались на лице его непостоянными арабесками и придавали ему вид таинственный; золотой луч солнца, скользнув мимо соломенной крыши, упадал на его коленку, и Вадим, казалось, любовался воздушной пляской пылинок, которые кружились и подымались к солнцу.

Вчера он открылся Ольге; — наконец он нашел ее, он встретился с сестрой, которую оставил в колыбели; наконец… о! Постепенно мысли его становились туманнее; и он полусонный лег на траву — и нечаянно взор его упал на лиловый колокольчик, над которым вились две бабочки, одна серая с черными крапинками, другая испещренная всеми красками радуги; как будто воздушный цветок или рубин с изумрудными крыльями, отделанный в золото и оживленный какою-нибудь волшебницей; оба мотылька старались сесть на лиловый колокольчик и мешали друг другу, и когда один был близко, то ветер относил его прочь; наконец разноцветный мотылек остался победителем; уселся и спрятался в лепестках; напрасно другой кружился над ним… он был принужден удалиться.

У Вадима был прутик в руке; он ударил по цвету и убил счастливое насекомое… и с каким-то восторгом наблюдал его последний трепет!. И бог знает отчего в эту минуту он вспомнил свою молодость, и отца, и дом родной, и высокие качели, и пруд, обсаженный ветлами… всё, всё… и отец его представился его воображению, таков, каким он возвратился из Москвы, потеряв свое дело… и принужденный продать всё, что у него осталось, дабы заплатить стряпчим и суду.

Вдруг над ним раздался свист арапника, и он почувствовал сильную боль во всей руке своей; — как тигр вскочил Вадим… перед ним стоял Борис Петрович и осыпал его ругательствами Кланяясь слушал он и с покорным видом последовал за Палицыным в дом, где слуги встретили его с насмешливыми улыбками, которые говорили: С этих пор Вадим ни разу не забывал своей должности. Наталья Сергевна приказала сбираться песельникам, а сама вышла искать Ольгу.

В темном углу своей комнаты, она лежала на сундуке, положив под голову свернутую шубу; она не спала; она еще не опомнилась от вчерашнего вечера; укоряла себя за то, что слишком неласково обошлась с своим братом… но Вадим так ужаснул ее в тот миг!

Со свечой в руке взошла Наталья Сергевна в маленькую комнату, где лежала Ольга; стены озарились, увешанные платьями и шубами, и тень от толстой госпожи упала на столик, покрытый пестрым платком; в этой комнате протекала половина жизни молодой девушки, прекрасной, пылкой… здесь ей снились часто молодые мужчины, стройные, ласковые, снились большие города с каменными домами и златоглавыми церквями; — здесь, когда зимой шумела мятелица и снег белыми клоками упадал на тусклое окно и собирался перед ним в высокий сугроб, она любила смотреть, завернутая в теплую шубейку, на белые степи, серое небо и ветлы, обвешанные инеем и колеблемые взад и вперед; и тайные, неизъяснимые желания, какие бывают у девушки в семнадцать лет, волновали кровь ее; и досада заставляла плакать; вырывала иголку из рук.

Ольга вскочила и зажмурилась, встретив свечу прямо перед глазами. Ольга хотела что-то сказать, но удержалась; презрение изобразилось на лице ее; мрачный пламень, пробужденный в глазах, потерялся в опущенных ресницах; она стояла, опустив руки, с колеблющеюся грудью и обнаженными плечами, и неподвижно внимала обидным изречениям, которые рассердили, испугали бы другую. Теперь она будет уметь отвечать Вадиму, теперь глаза ее вынесут его испытывающие взгляды, теперь горькая улыбка не уничтожит ее твердости; — эта улыбка имела в себе что-то неземное; она вырывала из души каждое благочестивое помышление, каждое желание, где таилась искра добра, искра любви к человечеству; встретив ее, невозможно было устоять в своем намереньи, какое бы оно не было; в ней было больше зла, чем люди понимать способны.

Ольгу ждут в гостиной, Борис Петрович сердится; его гость поминутно наливает себе в кружку и затягивает плясовую песню… наконец она взошла: Она взошла… и встретила пьяные глаза, дерзко разбирающие ее прелести; но она не смутилась; не покраснела; — тусклая бледность ее лица изобличала совершенное отсутствие беспокойства, совершенную преданность судьбе; — в этот миг она жила половиною своей жизни; она походила на испорченный орган, который не играет ни начало ни конец прекрасной песни.

Хор затянул плясовую; — Начинай же, Оленька! Движения Ольги были плавны, небрежны; даже можно было заметить в них некоторую принужденность, ей несвойственную, но скоро она забылась; и тогда душевная буря вылилась наружу; как поэт, в минуту вдохновенного страданья бросая божественные стихи на бумагу, не чувствует, не помнит их, так и она не знала, что делала, не заботилась о приличии своих движений, и потому-то они обворожили всех зрителей; это было не искусство — но страсть.

И вдруг она остановилась, опомнилась, опустила пылающие глаза, голова ее кружилась; все предметы прыгали перед нею, громкие напевы слились для нее в один звук, нестройный, но решительный, в один звук воспоминания… Она посмотрела вокруг, ужаснулась… махнула рукой и выбежала.

Борис Петрович встал и, качаясь на ногах, последовал за нею; раскаленные щеки его обнаруживали преступное желание, и с дрожащих губ срывались несвязные слова, но слишком ясные для окружающих.

Дверь в комнату Ольги была затворена; он дернул, и крючок расскочился; она стояла на коленах, закрыв лицо руками и положив голову на кровать; она не слыхала, как он взошел, потому что произнесла следующие слова: Но вдруг раздался шум, и вбежала хозяйка; между достойными супругами начался крик, спор… однако Наталье Сергевне, благодаря винным парам удалось вывести мужа; долго еще слышен был хриплый бас его и пронзительный дишкант Натальи Сергевны; наконец всё утихло — и Ольга тогда только уверилась, что все ее оставили.

Появляется он лишь на следующий день, чтобы тут же отбыть в Персию. Таков сюжет этого эпизода. Но с помощью таких незамысловатых событий автор раскрывает характеры своих героев. Печорин появляется после разнообразных жизненных событий, описанных в остальных частях романа. Позади остались Петербург, Пятигорск, Тамань, Кавказ. Читатель уже узнал, кто такой Печорин, но он был показан глазами Максима Максимыча. Теперь мы видим героя глазами рассказчика.

Тонкое наблюдение за внешностью Григория Александровича позволяет набросать его внутренний портрет. В характере Печорина, передаваемом через его портрет, есть несколько особенностей. Автор подчеркивает через внешность сложность и противоречивость личности Печорина.

Читать книгу - Михаил Юрьевич Лермонтов - Том 6. Проза, письма

Лермонтов уделяет внимание передаче жизненной усталости своего героя: Говоря о глазах, зеркале души каждого человека, автор отмечает: Перед нами - уставший от жизни молодой человек, обладающий яркой индивидуальностью и сложным внутренним миром. В противовес ему дается Максим Максимыч.

Это открытый человек, полностью обращенный к своему ближнему. Старый штабс-капитан всей душой верен прошлой дружбе с Печориным. Узнав о том, что Григорий Александрович наконец появился во дворе гостиницы, он бросил все свои дела и побежал навстречу старому товарищу: Увидев долгожданного друга, Максим Максимыч хотел броситься ему на шею, но Печорин лишь дружественно протянул руку.

И это неудивительно, ведь он не считал штабс-капитана своим другом или товарищем.